История церкви Собора Пресвятой Богородицы


Драгоценной резной шкатулкой смотрится церковь Собора Пресвятой Богородицы более известная под названиями Рождественской или Строгановской. Любому прохожему бросается в глаза благородное изящество храма в стиле Русского барокко. Пышность орнаментации сливается в удивительную общую гармонию, не нарушаемую ни одной деталью.Не случайно многие исследователи признают в нём одно из красивейших зданий не только города, но и России.

История этого храма может выглядеть ещё более богато, чем её внешний вид. Построили церковь именитые люди Строгановы как символ незыблемости своего рода. Храм был заложен в 1697 году и в основном завершён к 1703 году, но отделочные работы затянулись, и освящение в честь Собора Пресвятой Богородицы епископом Нижегородским и Алатырским, знаменитым Питиримом произошло, только в 1719 году. Недолго храму было суждено быть действующим, через три года прибывший в город Пётр I церковь закрыл, видимо сказались давнишние обиды императора на Строгановский род. Ходит легенда, что перед тем как зайти в церковь монарх отозвал в сторону придворного художника, возможно, это был Луи Каравак и сказал: «Внимай. Будем в храме, чтобы я не говорил, ты лишь головой кивай. Более ни слова. Понял ли?». Художник поклонился. Войдя в храм, постояв несколько минут Пётр молвил: «Господин живописец. Не твоей ли кисти вон те, две иконы». Указал на иконостас. Придворный кивнул. «Помню, я заказывал их тебе для Петропавловского собора в Санкт-Петербурге. А они здесь… Ну Строгановы, хороши».Быстро выйдя на улицу, император произнёс приказ: «Опечатать. И более службы здесь не быть».

В 1725 году Пётр скончался, и приказ «державца полумира» быстро забыли, храм вновь открыл двери для прихожан. С течением лет церковь несколько раз меняла свой облик – многочисленные пожары и капитальные ремонты сыграли свою роль. В 1820-х архитекторы Бетанкур и Ефимов возвели под ней стенку-крепиду из кирпича разобранной древней Рождественской церкви стоявшей неподалёку и давшей название улице, а колокольню ранее стоявшею отдельно соединили с папертью крытым переходом по уровню второго яруса. С той поры за церковью прочно закрепилось название Строгановской. В 1860 – е годы колокольня стала катастрофически наклоняться, видимо сыграли свою роль многочисленные родники и грунтовые воды, верхние ярусы пришлось разобрать и собрать вновь. После этого храму потребовался очередной капитальный ремонт, по проекту замечательных архитекторов Л.В. Даля и Р.Я. Килевейна церковь капитально отреставрировали.

К началу ХХ века храм потребовал очередной полной реставрации. Оконные рамы сгнили, великолепный иконостас являющийся шедевром резного искусства сильно разрушился. Резьба отваливалась, её обломки связывались верёвочками, проволокой и пришивались гвоздями. В нём уже трудно было узнать то, о чём писал А.П. Мельников: «Иконостас своим изяществом, высотой техники, поразительной лёгкостью, воздушностью, соединённой в то же время с чрезвычайной сложностью рисунка, стоит в ряду лучших образцов стиля «русского барокко»».


Деньги на ремонт требовались огромные, даже в таком богатом торговом городе, как Нижний Новгород собрать их было не под силу.Много пришлось трудиться настоятелю храма Николаю Ивановичу Цветаеву, благотворителей и реставраторов искали во многих городах России. Помогло и то обстоятельство, что в 1913 году широко отмечался юбилей царствования дома Романовых, император должен был посетить наш город. Многие благотворители под это событие выделили крупные денежные суммы. К приезду царствующих особ, не смотря на все трудности и помехи, храм удалось отреставрировать и снаружи и внутри.

В советские годы храм было решено уничтожить, но следующему после Цветаева настоятелю храма Сергею Константиновичу Вейсову (С 1915 по 1934гг.) удалось доказать историческую и художественную ценность церкви. Церковное здание сохранили, но по иронии судьбы отдали его под городской музей истории религии и атеизма.

Протоиерей Николай Иванович Цветаев:


Семьи Вейсовых и Цветаевых:


Протоиерей Сергий Константинович Вейсов:


Перелистывая страницы семейного альбома, нижегородский краевед Александр Николаевич Лушин рассказывает о своих родственниках, настоятелях храма, Цветаеве и Вейсове. С началом первой мировой войны многие нижегородские священники по благословлению владыки направились на фронт.

Просился в действующую армию и Цветаев. Летом 1915 года после продолжительных просьб наконец-то он отбыл с военно-санитарным поездом, который сам помогал формировать на средства графа С.А.Строганова. В Галиции, где русская кровь лилась рекой, он был сначала зачислен священником в штат полевого подвижного госпиталя, а потом получил долгожданное назначение священником 270-го пехотного Гатчинского полка, который в то время воевал на Юго-Западном, а затем Румынском фронте.

В 1915 году, если быть точнее, - в июле, протоиерей Сергий Константинович Вейсов, служивший священником в МакарьевскомЖелтоводском женском монастыре, был переведен настоятелем Рождественской (Строгановской) церкви Нижнего Новгорода, после того, как брат его жены протоиерей Николай Иванович Цветаев добился архиерейского благословения на службу в действующую армию военным священником. По июнь 1934 года о. Сергий духовно окормлял прихожан этого уникального храма. За это время он отмечался нижегородскими епископами камилавкой, наперсным крестом и палицей. Признательностью прихожан пользовались проповеди священника, к которым он готовился весьма обстоятельно, прорабатывая целые горы духовной литературы. Много пришлось пережить Вейсову в страшные годы церковных гонений, ждал ареста, его вместе с семьёй выселили из дома – пришлось жить в церкви, где после её передачи под музей он ещё много лет работал и директором и смотрителем.

Трудно пришлось после революции и Николаю Ивановичу Цветаевуон, не приняв новой власти, был вынужден эмигрировать во Францию, где и прожил до самой кончины в 1948 году, в дали от спасённого им когда – то дорогого сердцу храма.

В настоящее время здание возвращено в лоно церкви, храм вновь распахнул свои двери перед прихожанами.