Другие достопримечательности Рождественской

Пушкинская народная читальня

История Пушкинской читальни в память великого русского поэта начинается с 15 сентября 1895 г., когда гласный В.М. Волков внес в Нижегородскую городскую думу предложение об открытии в Нижнем Новгороде городской народной читальни. В своем докладе гласный говорил о том, что за последнее время Городская дума в украшении города достигла «блестящих результатов» и за короткое время город «принял вид маленькой столицы». Но, замечал Волоков, «мы забыли об одном деле, не требующих затрат, но необходимом для умственного и нравственного оздоровления нашего города». Он говорил о народной читальни, которые открыты почти во всех отдаленных уголках Уфимской и Вятской губернии.

«Рабочий люд и беднейшее население нашего города, - продолжал он, - не знают чем занять себя в свободное время, мы не даем им никакого развлечения, никакой пищи для ума», т.к. существующие театры, концерты и другие увеселения недоступны для этой группы людей: по дороговизне и по «недостатку развития».

По его мнению, существующие в России народные чтения Общества распространения начального образования, бесспорно хороши, но они проходят обыкновенно работают в праздничные дни и не могут заменить читальни, открытые каждый день и куда каждый «входит в то время, когда ему удобно и читает то, что для него интересно». Такие народные читальни имеют целью заинтересовать книгой, возбудить охоту к чтению.

В подкрепление своих слов о пользе такого образовательного заведения, докладчик привел благодарственные слова Александра III тайному советнику Е.Д. Нарышкину, пожертвовавшему 20 000 руб. на учреждение в Тамбове народной читальни, призвав коллег пойти по стопам «нашего Возлюбленного Монарха» и, не откладывая этого вопроса, решить его сразу и единодушно.

Говоря о том, что в Нижнем есть городская библиотека, двери которой открыты для всех, но ею пользуется преимущественно средняя интеллигенция, да и «по составу книг она не может заменить народной читальни», подчеркивал Волков.

Его предложение заключалось в том, чтобы Дума открыла народную читальню в нижней части города или в иной месте, где большое скопление народа. В Нижний Новгород стекается большое количество народа и эта огромная, бесприютная толпа не находит здесь никакого развлечения, проводя свой досуг «в притонах нравственного падения, где оставляет последние гроши», что приводит к целому ряду преступлений. Подумать о спасении погибающих, обращал внимание гласных докладчик, «это наш долг, наше право, наша священная обязанность».

Он просил членов Думы об открытии городской народной читальни, ассигновав на это 900 руб. в год и избрать особый комитет для ее заведования.

Что касается размещения народной читальни, то был предложен Нижний базар между Софроновской площадью и Красными казармами, как место наибольшей скученности населения.

Инициатива Волкова вызвала возражение гласного Н.И. Кемарского, который считал, что ввиду скудных средств Думы, расходы на содержание читальни будут непосильны для нее. Ссылка же докладчика на примеры других городов, по его мнению, «не может иметь никакого решающего значения», т.к. вероятно в названных городах читальни содержаться «на свободные средства, а не на займы». Потому, он полагал прежде найти средства, а затем говорить о народной читальне.

Большинство же членов Думы согласились в принципе с предложением, постановив просить комитет городской публичной библиотеки, при участии члена городской управы А.П. Покровского и гласного В.М. Волкова, заняться подробной разработкой «деталей в деле учреждения народной читальни».

Доклад комитета по этому вопросу в составе председателя А.В. Баулина и членов – В.В. Акифьева, А.В. Олигер, А.М. Меморского, Н.Я. Самойловича, при участии заступившего А.П. Покровского и В.М. Волкова был представлен Думе 21 декабря того же года. По мнению членов комитета, читальня может быть двух видов: читальня – библиотека для раздачи книг бесплатно или за плату на дом и другая только для бесплатного чтения книг, газет и журналов в помещении читальни.

Первый вид читальни – библиотеки уже существует в Нижнем Новгороде – это городская общественная библиотека. Что же касается учреждения еще одной подобной читальни, то, по мнению членов комитета, «едва ли в настоящее время возможно, так как … потребовала бы больших затрат».

Потому они остановились на втором варианте, предложив гласным взять за образец устав читальни, открытой по постановлению Саратовской городской думы. С этой целью был предложен дом генерала Андреева на углу Волжской Набережной и Рыбного переулка, на ремонт которого потребовалось всего лишь 600 руб. Единовременные же затраты на читальню комитет определил в 2000 руб.

Инициатор читальни В.М. Волков полагал не ограничиваться саратовским уставом, а разработать собственный и обсудить его в ближайшем заседании Думы. В память исполняющегося 25-летия Городового положения 1870 года он также предложил построить особое здание для читальни.

Предложенная комитетом смета на ежегодное содержание читальни в 200о руб. гласными была отвергнута 29 голосами, за всего лишь 12. После этого между гласными возникло небольшое прение о сумме содержания читальни. Так, гласный А.Е. Наумов призвал коллег в виде опыта на год ассигновать просимые 2000 руб. Я.Е. Башкиров указал падение городских доходов и денег нет, хотя признал в принципе читальню желательной и чтобы она отвечала достоинству Нижнего Новгорода, которому «стыдно ассигновать 2000 руб. на какой – нибудь хлевушек». Его принципам, добавил гласный, «горячо поддерживая народное просвещение» - постараться достигнуть, прежде всего, прекращения ежегодно повторяющихся отказов в приеме подростков в городские школы, по недостатку в них помещений. Потому город должен сначала обучить читать всех желающих, путем увеличения школ, а затем открывать и читальни. На это он объявил о пожертвовании 500 руб.

Затем между гласными возникла небольшая перепалка о повторном голосовании об ассигновании 2000 руб. Н.Н. Фрелих расценил это как «вроде насилия над собранием», с которым согласился и М.Е. Башкиров. В.М. Волков, желая избавить город от расходов на учреждение читальни, просил согласие Думы на частную подписку. Другие гласные предложили отложить вопрос о читальни до рассмотрения Думой новой росписи доходов. Так и решили.

Вопрос о читальни в течение двух лет продолжал оставаться открытым. Наступил юбилейный Пушкинский 1899 год. 12 апреля 1899 г. Нижегородская городская дума рассматривала вопрос о духовном завещании местной купчихи М.Ф. Сухаревой. В частности, городу было завещан торговый корпус на Зеленском съезде, который требовал существенного ремонта. Был выбран оптимальный расчет архитектора Вернера, который в честь 100- летнего юбилея со дня рождения А.С. Пушкина, предложил устроить в сухаревской «каменной палатки» народную читальню – столовую имени великого поэта. Гласные согласились с этим предложением и вошла с предложением к губернатору о присвоении учреждаемой бесплатной читальни имени великого поэта.

На обстановку и содержание читальни требовалось чуть более 1700 руб. На очередном декабрьском 1899 г. заседании Думы констатировалось, что читальню «можно скоро открыть». Уже были приобретены портреты здравствующего императора и А.С. Пушкина, а также заказана необходимая мебель. Оставалось составить каталог книг, и по нему приобрести необходимые издания. Городская управа полагала поручить заведование культурного заведения особому комитету, который должен был составить проект устава читальни.

16 декабря такой проект был представлен гласным Думы. В нем говорилось, что «Пушкинская» народная бесплатная библиотека имеет целью «удовлетворить образовательным и воспитательным потребностям преимущественно низших и беднейших сословий городского населения, путем бесплатного доступа к пользованию книгами для чтения в помещении читальни».

Культурное заведение должно было находиться в ведении местного городского общественного управления. А «общее наблюдение» за ним возлагалось на особый комитет, члены которого избирались Городской думой в составе председателя и двух членов из лиц, имеющих право на участие в городских выборах.

В компетенцию комитета входило: забота о благосостоянии читальни и расширение круга ее деятельности; подборка и покупка книг и журналов, а также прием пожертвований в библиотеку книгами и деньгами; «сношение со всеми учреждениями и лицами по делам читальни» и т.п.

Для «ежедневных занятий» в читальне определялся библиотекарь, в обязанность которого входило: прием и выдача книг, наблюдение за порядком в читальне, ведение инвентарной и других книг (каталога) и составление ежегодного отчета о работе библиотеки.

Определялось, что читальня должна состоять из книг «по всем отраслям знаний и периодических изданий, допущенных действующими узаконениями и правилами».

Источниками содержания читальни предполагалось: ассигнуемые Думой суммы; частные пожертвования; сборы с публичных лекций, спектаклей, концертов, устраиваемые в пользу библиотеки.

Читальня должна была работать ежедневно (кроме великих церковных праздников) для всех посетителей, без различия пола и звания с 9 и до 19 часов.

В комитет по управлению читальней были избраны гласные В.М. Волков (он же стал и ответственным по читальне лицом), К.Е. Ромашов и С.В. Щербаков. Официальное извещение о разрешении комитету приступить к исполнению своих обязанностей было получено 25 ноября 1900 г., и его члены немедленно приступили к подготовительным работам. Нужно было спешить, т.к. срок полномочий Думы истекал через несколько дней, а потому открытие читальни было назначено не позднее 31 декабря 1900 г.

Члены комитета озаботились и о комплектовании библиотеки. Трудность заключалась в том, что многие издания, указанные в каталоге Министерства народного просвещения, в продаже не оказалось. Пришлось составлять новый дополнительный список и обратиться к букинистам, разыскивая в книжных грудах что – либо подходящее. И удалось за недорого приобрести произведения отечественной и иностранной классики в виде приложения к иллюстрированным журналам «Нива», «Сибирь», «Живописное обозрение», «Новь» и др.

Открытие читальни состоялось 31 декабря 1900 г. в присутствии положенных священнослужителей, городского головы А.М. Меморского, директора кадетского корпуса генерал – майора А.Ю. Дамье, исправляющего должность директора народных училищ и «наблюдателя» читальни Н.Н. Иорданского, председателя общества распространения начального образования В.А. Садовена, а также гласных, представителей местной прессы и прочие.

Перед началом молебна священник Троицкой нижнепосадской церкви и «наблюдатель» читальни Орлов произнес речь о значении Пушкинской читальни в деле просвещения народа, сказав, что «будем стремиться, чтобы читальня не только развивала ум, но и возбуждала в народе чувства добрые, по слову поэта, имя которого будет носить читальня».

Объявил открытие читальни городской голова А.М. Меморский, сказав, что этим городское самоуправление «сделало скромное дело, но имеющее большое значение по внутреннему содержанию» и тем самым городская власть «вступает на путь признания заслуг частных лиц, которые раньше подвергались гонениям и преследованиям»[v].

По первоначальному проекту предполагалось устроить внутреннее помещение читальни в два этажа: на первом - столовая, а на втором – библиотека. Но во время работ «обнаружилось неудобство такого размещения» и потому было принято целесообразным изменить проект: второй верхний этаж разделить стеклянной перегородкой между библиотекой и столовой на 70 человек; нижний этаж отдать также столовой с кухней и под квартиру для смотрителя [vi].

В читальной комнате находилось пять больших дубовых столов с табуретками с портретами на стенах Александра II, Николая II и А.С. Пушкина, а также географическими картами всех частей света.

Насколько сильна была потребность в читальне можно судить по тому, что в первый же день ее открытия посетило более ста человек, в первый месяц – 5000, а в год 48 000 посетителей. С открытием же волжской навигации количество читателей значительно увеличивалось. В дождливые, холодные, снежные дни, а также в праздники ко времени открытия у входа читальни собиралась большая толпа посетителей. Но подходили новые и новые, и читальный зал набивался полностью, и посетители оставалась там до закрытия, а зимою до времени впуска в находившийся рядом ночлежный дом Бугрова.

Основной контингент читальни состоял из крестьян, приехавших в город на заработки, бездомный рабочий люд (так называемая «золотая рота») и босяки. По половому признаку в основном были мужчины, женщин же и детей было сравнительно немного.

Что же касается читательских интересов, то на первом месте по числу требований стояли местные периодические издания «Волгарь» и «Нижегородский листок», затем следовала беллетристика (10671 требований), журналы (5385), география и путешествия (1737), история и биография (1683), естествознание и сельское хозяйство (842), духовно – нравственного содержания (585), искусства и ремесла (380), законоведение (324) и справочный (138).

Многие из читателей просили дать почитать им про то «как по настоящему жить надо», «отчего зло на свете» или «как выучиться мастерству какому – нибудь», «как ходить за садом».

Корреспондент «Русских Ведомостей» в 1901 г. писал, что летом на набережной Волги Нижнего Новгорода среди массы разнообразного народа «невольно бросается в глаза огромное количество оборванцев, работающих на пристанях и снующих по набережной». Они толпами стоят на тротуарах, лежали на мостовых, бродили по улицам, наполняя многочисленные кабаки. «И вот где-то среди этой клоаки, рядом с огромным ночлежным домом, затерялось небольшое двухэтажное здание» Пушкинской народной читальни. За длинными дубовыми столами сидели те самые босяки, в лохмотьях¸ опорках или босиком. «Но какой контраст с улицей!», восклицал корреспондент. «Здесь царствует невозмутимая тишина. Лица у всех сосредоточенные, нахмуренные, – все читают». Ежеминутно отворяются двери, и входят новые посетители, часто без шапок и в таких костюмах, что непривычному гостю стане не по себе… Тишина и порядок в читальне идеальные, им могут позавидовать многие общественные читальни для интеллигентных посетителей»[vii].

И действительно, отмечалось в Отчете читальни «на сколько отношения эти были благородны, можно судить по тому, что за целый год не пропало ни одной книги, все возвращалось в полной исправности, и не было никаких недоразумений, требовавших не только вмешательства полиции, но даже простого замечания библиотекаря»[viii].

На следующий год время работы читальни изменилось: с 9 до 16 часов, а в зимнее время она закрывалась на час раньше. Посетителей насчитывалось 44 385 человек. Это объяснялось тем, что около Пушкинской читальни, в так называемом районе под названия «Миллионка» открылась новая чайная «Столбы» с газетами и журналами, которая по своему удобству привлекло большее количество публики, от которых не требовали никаких записей и соблюдений правил для чтения.

Все читатели подразделялись на постоянных – обитатели Нижнего базара и непостоянные – это служащие, мастеровые с фабрик и крестьяне, пришедшие на заработки в город. Последние обыкновенно приходили в читальню по подсказке своих товарищей, не раз побывавших в ней и просили выдать книжку «поинтереснее» - почитать от нечего делать. Отчет читальни зафиксировал зафиксировал некоторые из отзывов посетителей. Например, о «Дон Кихоте» Сервантеса говорили: «Вот человек, над которым можно смеяться и плакать!»; о романе «Войны и мира» Л.Н. Толстого – «Все хорошо и понятно, только вот под конец философию-то никак не осилишь»; о романах Ф.М. Достоевского – «В этих романах все больше люди. Читая Достоевского сам делаешься как больной, - уж очень ярко и сильно выражено»; о сочинениях Н.В. Гоголя – «Когда читали эти книги, было смешно до слез, а прочитали – над чем смеялись, и не расскажешь».

Третий год своего существования Пушкинская читальня встретила вновь с понижением количества читателей – 36003 выдач книг. Однако в отчетном году ее стали более посещать учащиеся, подростки и дети – золоторотцы. Последние забирались в читальню с утра и проводили в ней почти весь день за чтением. Несколько сменился и читательский интерес: больше стали интересоваться историческими сочинениями. На вопрос: Почему их так интересует история? Отвечали – «хотелось бы узнать как прошло их детство и как научились они так занимательно писать».

В конце 1903 г. для читальни были приобретены витрины с восемью подвижными рамами, в которых вставлялись картины из разных иллюстрированных журналов по истории, географии, естествознанию и текущим событиям, с объяснением картин или указанием, в какой книге можно получить о них объяснения.

Авторы Отчета за 1903 год были довольны своей работой, отмечая, что несмотря на некоторые «крайне неблагоприятные условия, «Пушкинская» читальня за три года своего существования оказала немалую услугу городу в смысле умственного и нравственного оздоровления того района, в котором она находится»[x].

Комитет читальни отмечал, что большинство ее посетителей находились «в исключительных и крайне ненормальных условиях» и их душевное состояние зависело «от сытости, тепла и других условий». Потому часто приходилось слышать: «До чтения ли тут? Так ходишь просто отдохнуть от этой жизни; голова – то не та, думаешь о другом». Таким посетителям больше нравились иллюстрированные журналы, а многие высказывали сожаление о том, что нет юмористических журналов и книг с таким же содержанием, так как при таком чтении «скорее забывается тяжелая и мрачная действительность, является бодрость и душевное равновесие».

Ощутимо проявился интерес к сочинениям Горького, так как быт его героев, им понятен и близок. А в Отчетном 1904 году больше всего привлекали газеты. Причины такого громадного интереса к ним была понятна – война с Японией. Чтобы утолить читательскую жажду в этом направлении, библиотекари стали выставлять вырезанные из газет иллюстрации о важнейших текущих событиях. По этой причине увеличилось и количество посещений – 47536 человек, что на 11533 читателей больше предшествовавшего года.

Члены Комитета высказывали неудовольствие к каталогу книг, разрешенных для народных библиотек Министерством народного просвещения, так как в нем наблюдалась «крайняя скудность произведений», отсутствие «толстых» журналов, недопущение газет, кроме «Московских ведомостей. По их мнению, эти причины «сильно затрудняют развитие деятельности читальни». В каталоге почти отсутствовали, например, произведения Белинского, Салтыкова – Щедрина, Некрасова, Глеба Успенского, Гаршина, Надсона и некоторых других новейших писателей, и «все это в огромной степени тормозит дело просвещения»[xi].

В 1905 г. комитет издает пятидесятистраничный «Список книг и периодических изданий Нижегородской городской «Пушкинской» народной читальни», составленный библиотекарями Е.И. Горбушиной и С. Карцевским. Каталог разбит на ХVII разделов: религиозно – нравственный отдел; естествознание; география, этнография и путешествия; история; общественно – экономические науки; биографии; философия, логик, этика и психология; беллетристика; история и критика литературы и искусств; педагогика, вопросы народного образования, история печати и цензуры; законоведение; сельское хозяйство и ветеринария; технология и ремесла; учебники; справочные издания; периодические издания.

Как видим, книги читальни охватывали разнообразные разделы знаний и изящной словесности. Естественно, что самым большим отделом являлась беллетристика. Здесь по преимуществу присутствовала литература современных российских (западноевропейских незначительное количество) писателей. Хотя имелись и сочинения классиков: Н.В. Гоголь (12 том собрания сочинений и 13 отдельных изданий), двухтомник И,А. Гончарова, 12-томник Д.В. Григоровича, десять томов Вл. Даля, 12 томов сочинений Ф.М. Достоевского, полное 36-томное изданий сочинений Н.С. Лескова, одинадцатитомное издание Л.Н. Толстого и т.п. И, конечно же, отдельные произведения А.С. Пушкина, хотя и представленный 34 отдельными изданиями. Однако слабо был представлен М.Ю. Лермонтов (всего двумя книгами), Н.А. Некрасов – четыре том. Посетители читальни могли познакомиться с неплохой подборкой западноевропейских классических писателей – Байроном (5 томов), Вальтером Скоттом (13 отдельных изданий), Гейне (12 томов собраний сочинений), Гюго (10 отдельных романов), десятитомное сочинение Диккенса, десятитомное издание Шекспира и семитомник Шиллера и т.п. Конечно же здесь находилось и излюбленное чтиво не одного подрастающего поколения – Буссенар, Вальтер Скотт, Жюль Верн, Фенемор Купер и Майн Рид.

В отделе «История» (, наряду с отдельными историческими сочинениями, мы видим книги С.М.Соловьева, В.И. Ключевского, Н,И. Костомарова и двенадцатитомное издание Н.М. Карамзина. Западноевропейские историки представлены такими солидными исследователями как: Г. Вебер, О.Иегер и Ф. Шлоссер.

Со временем в читальне образовывалось некоторое ядро постоянных ежедневных читателей, «привыкших к обращению с каталогом, познакомившихся с содержанием многих книг и уже умеющих выбирать для себя подходящую книгу», отмечалось в Отчете за 1908 год. И самым больным местом читальни становится ее помещение, которое с каждым годом становилось все теснее и неудовлетворенном в гигиеническом отношении. В читальный зал, предназначенный для 50 посетителей, набивалось до 150 человек. Все проходы между столами и скамьями, даже места под столами занимались людьми, и «уже через несколько часов после открытия читальни духота, теснота в читальном зале достигают невозможных размеров», отмечали содержатели библиотеки [xii]. Поэтому в последующие годы руководство вынуждено было регулировать численность посетителей.

В Первую мировую войну многие государственные и общественные здания города были приспособлены под военные лазареты. Не избежала этого и Пушкинская читальня. В этой связи перед Думой стал вопрос о переселении читальни. Первоначально Комитет предполагалось (апрель 1915 г.) преобразовать бесплатную читальню в платную как Пушкинское отделение городской общественной библиотеки по образцу Канавинского отделения. Гласный М.П. Дмитриев и известный фотомастер высказался против лишения «обывателей Миллионки – этого «Нижегородского дна» читальни, единственного светлого оазиса в их жизни», считая, что читальня «облагородило Нижегородское дно, прежде там была поножовщина, страшно было пройти, облагородила нравы нижегородских низов». На этом основании Дмитриев предложил оставить читальню в том же помещении или, если представится необходимым, перевести ее в другое близлежащее помещение.

Председатель комитета Пушкинской читальни, развивая свою мысль, высказанную в докладе о необходимости перевода читальни в другой район города, и основываясь на отчетах библиотеки с 1902 по 1906 г., указал, что максимум посещений была в 1904 – 1905 гг., а в последующем году их было 35 000. Но эта цифра, по его мнению, не всегда отражает действительных читателей, т.к. босяки приходили в читальню по несколько раз в день лишь для того, чтобы погреться, повидаться с товарищами и т.п. и брали книги и газеты только в виде пропуска в читальню, а не для чтения. И потому библиотечный фонд до 7000 томов, в действительности оставался не использованным, т.к. в этом районе города нет «настоящего контингента читателей», да и условия пользования библиотекой не позволяли ему пользоваться ею. А указываемый Комитетом район города как раз имеет тот класс населения, для которого библиотека – читальня платного типа (читальня остается бесплатной), и богатый книжный материал будет использован.

В ответ на эту тираду, гласный С.И. Жуков упрекнул председателя Комитета в незнании об отчетах Пушкинской читальни за последующие годы, остановившись лишь до 1906 г. Жуков, бывший также когда-то председателем Комитета читальни, согласился с упадком за последнее время посещений до 25 000 человек, но лишь потому, что Комитетом были «приняты все меры, чтобы библиотеку посещали действительные читатели, а не желающие лишь погреться». Выступающий выразил протест против заявления о том, что в библиотеку ходят не читать, «глубоко несправедливо», высказавшись за необходимость оставления читальни на прежнем месте с тем, чтобы «не лишать духовной пиши босяков». Но он не возражал преобразования читальни в библиотеку – читальню с выдачей на дом книг за минимальную плату.

Гласный А.М. Тихомиров полагал, что уменьшение числа читателей после 1904 - 1905 гг. «совершенно естественно», т.к. в это время во всех библиотеках «замечался особенный подъем потребности в чтении», следовательно, это уменьшение «нельзя признать за признак сокращения потребности в чтении».

После этих обсуждений, Дума определила: оставить Пушкинскую читальню в районе Нижнего базара, переместив лишь ее в другое помещение; предложить Комитету реорганизовать ее в библиотеку – читальню платного типа для выдачи книг на дом, но пользование книгами и газетами в читальном зале – бесплатное[xiii].

Однако подходящего и сравнительно доступного по арендной цене помещений для читальни в районе Нижнего базара не оказалось, Городская дума нашла возможным использовать для этой цели перешедшее к городу здание польского костела на Зеленском съезде, которое оказалось «вполне удобном и подходящем»[xiv].

Кстати, в память А.С. Пушкина Общество распространения народного образования решило в 1900 г. учредить в его бывшем имении Болдино Пушкинскую библиотеку и с этой целью обратилось в родственнику поэта – нижегородскому землевладельцу с просьбой о временном помещении до устройства двухклассного училища[xv].

Протоколы Нижегородской городской думы за 1895 г.- Н.Новгород., 1896. – Ст. 221
Там же.- Ст. 334
Протоколы Нижегородской городской думы за 1899 г. – Н.Новгород., 1900 г. – Ст. 130
Там же. – Ст. 415
[v] Отчет о деятельности Нижегородской городской «Пушкинской» бесплатной народной читальни за 1901 год. – Н.Новгород., 1902. – С. 5-6
[vi] Протоколы Нижегородской городской думы за 1900 г. – Ст. 142
[vii] Русские Ведомости. – 1901.- №253
[viii] Отчет о деятельности Нижегородской городской «Пушкинской» бесплатной народной читальни за 1901 год. – С. 12
Отчет о деятельности Нижегородской городской «Пушкинской» бесплатной народной читальни за 1902 год. – Н.Новгород., 1903. – С. 3-4
[x] Отчет о деятельности Нижегородской городской «Пушкинской» бесплатной народной читальни за 1903 год. – Н.Новгород., 1904 - С. 3-7
[xi] Отчет о деятельности Нижегородской городской «Пушкинской» бесплатной народной читальни за 1904. год. – Н.Новгород., 1905
[xii] Отчет о деятельности Нижегородской городской «Пушкинской» бесплатной народной читальни за 1908 год. – Н.Новгород., 1909. – С. 3-4
[xiii] Протоколы Нижегородской городской думы за 1915 г. – Ст. 131
[xiv] Там же. – Ст. 268
[xv] Отчет Совета общества распространения начального образования в Нижегородской области. – Н.Новгород., 1901. – С. 91
Н.Г.В. 1901. №2
Нижегородский листок. 1901. №1
Протоколы Городской думы. 1898. Ст.445



Интерактивная карта
Главное меню путеводителя